СТАНЦУЙТЕ СО МНОЙ!

Кто же ее не знал в нашем городе! Женщина лет 45, попрошайка. Я был еще маленьким, когда впервые увидел ее. Я тогда узнал, что и женщина может быть пьяной, и обратился к взрослым с вопросом:почему она такая? Не забуду слова, которые я услышал в ответ: «Когда потеряла единственного сына, помешалась, бедная… У нее, кроме сына, никого не было». Она была профессиональной танцовщицей, а после этой трагедии стала ходить по городу с магнитофоном: то поет, то просит людей станцевать вместе с ней. Многие ее отталкивали и ругали, но у некоторых,понимающих ее состояние, глаза наполнялись слезами. Позднее я узнал, что ее сын Георгий погиб в страшной аварии. И тогда жизнь ее превратилась в жалкое существование, и она заливала свое горе алкоголем. Ее называли Шангрикой. Одним прекрасным майским днем, ожидая маму в коридоре своей школы, я смотрел в окно и увидел Шангрику: она шла по улице со своим магнитофоном. Пьяными, неуверенными шагами она направлялась к молодым людям, стоящим на углу, и громко пела: — Мальчики-мальчики-мальчики… Да здравствуйте, мальчики! Станцуйте со мной! Вот у меня такая хорошая новая кассета…— Шангрика, сначала ты станцуй, а потом я буду с тобой танцевать… — сказал один из них. — Даешь слово? — спросила Шангрика. — Конечно, — ответил тот. И она пустилась в пляс. Танцевала она, и было видно, как ей радостно на душе! И я, сочувствуя Шангрике, тоже радовался тому, что наконец-то кто-то исполнит ее просьбу. Ее сольный танец окончился, и теперь она ждала, кто продолжит его вместе с ней, но напрасно. Над ней, как всегда,издевались и смеялись.— Ну, и кто же из вас будет танцевать со мной? — начала Шангрика.— Уходи! Никто не будет танцевать.. Посмеялись — и хватит! Тебя еще не хватало, — слова эти были произнесены жесткими голосами.— Как же так?! Вы же обещали…— Иди-иди отсюда, а то полицию вызовем.И они прогнали ее пинками. —Так нельзя, вы обещали, — бормотала она, и в ее пустых и грустных глазах сверкнули слезы. — А мой сын станцевал бы со мной и с любой другой. Он не был похож на вас…— Сыночек! — Шангрика принялась оплакивать своего сына. — Где же ты? Помоги мне! Ты мой золотой… Ты не был таким, как они! А вас я видела в церкви несколько раз… Неужели этому учит Церковь — обманывать больных людей?.. Таких больных, как я… Затаив дыхание и глотая слезы, я смотрел на Шангрику, но не осмеливался выйти и наперекор бессердечным мальчикам станцевать с ней. Мне было стыдно и страшно. Собирался уже уйти и вдруг вижу, как опрятно одетый молодой человек в костюме положил свой чемодан на скамейку, подошел к Шангрике и спросил:— Шангрилочка, никто с тобой не танцует?! — Нет… — А хочешь, я станцую с тобой, моя Шангрилочка?.. — Эх, как не хотеть! Но и ты обманешь меня. Не станцуешь…— Станцую! — Не верю… — произнесла Шангрика, улыбнувшись. — А вот сейчас я включу музыку…Глаза Шангрики засветились. Молодой человек включил музыку грузинского танца «Даиси» и пошел, плавно подняв руки, танцевать. Получалось у него очень красиво. Шангрика присоединилась к нему.Она танцевала, и слезы ручьем лились из ее глаз.Их окружили люди. Некоторые хлопали в ладоши, кому-то это все было смешно, были и такие, кто плакал! На всё это Шангрика не обращала внимания. Она громко восклицала: — «Шен ки генацвале, бичо». Мой сын тоже танцевал со мной под эту музыку… Как же вы похожи, генацвале! Ты — единственный, кто станцевал со мной! Ты — настоящий человек! Так танцевала она, смеясь и плача, вспоминая звуки той музыки, под которую она в последний раз танцевала со своим Георгием. Свершилось простое «чудо», которого Шангрика ждала пять лет! «Чудо», сотворить которое оказалось не всем под силу! В чем же была проблема? А не в гордыне ли и высокомерии? Кто знает… Бог всем нам судья! Прошло несколько месяцев. Августовское солнце золотило город. Во дворе одного дома было многолюдно… Похороны молодого человека. Весь город был в печали! Вдруг внимание присутствующих привлекла красивая женщина в черной одежде, которая, держа в руках большой букет белых роз, тяжелыми шагами приближалась к гробу. Встала она на колени у гроба и начала плакать… Плакала и восклицала громко-громко. Ее слова были настолько печальны и так пронизаны болью, что никто не смог удержаться и все вокруг зарыдали. Город наш был маленьким, и все знали друг друга, однако горько плачущую красивую женщину никто не смог узнать. И только когда она произнесла фразу: «Только ты станцевал тогда со мной на улице…», люди поняли, что эта была та самая Шангрика, над которой все издевались. А в гробу лежал тот молодой человек, который под музыку грузинского «Даиси» три месяца назад танцевал с ней. Этот печальный день был первым, когда Шангрика стала госпожой Анной и ее увидели в трезвом состоянии, хорошо одетой,опрятной. Увидели, но не смогли узнать.Как же она, пьяница, попрошайка, «помешанная», смогла стать такой трезвой, достойной женщиной? Как могла та, кто бродила по городу с магнитофоном и прямо на улицах танцевала и кричала, так преобразиться, прийти с букетом белых роз и столь эмоционально, печальными словами оплакивать молодого человека? Человека, с которым она общалась буквально полчаса и то в нетрезвом состоянии! Удивлялись люди, разводили руками, не веря тому, что она — Шангрика! А многие ведь сразу поняли, в чем было дело! Осознали, что может сделать простота человеческой натуры, великодушие и истинная любовь к ближнему! Любовь, которая не превозносится, не гордится и не бесчинствует! Любовь, которая родилась именно в те считанные минуты, когда молодой человек танцевал с Шангрикой. С женщиной, над которой все издевались, которую оскорбляли и от которой обычно открещивались жители этого маленького города! Жители городка, теперь потрясенного трагической смертью молодого человека и невероятной силой любви!Танцуя с пьяной женщиной на улице, «унижая» себя, тот молодой человек, наверное, и не представлял себе, что сможет наставить Шангрику на путь истины.С того дня Шангрику никто не видел… хотя,может, и видели, но не узнавали ее. И только через несколько лет стало известно, что она уже монахиня Мария! Вот это и есть плод любви! Плод того чувства, которое всё покрывает,лечит, помогает переносить все тяжести и невзгоды жизни и вселяет надежду…. ***************************************************************************************Иногда мы встречаемся с людьми, которые оставляют глубокий след в нашей памяти.След, который никогда не стирается. А бывает и так, что мы всю жизнь находимся рядом с человеком, цену которого понимаем лишь после его смерти… Это, наверное,заложено в человеческой натуре. Но скорее всего мы сами не хотим замечать таких людей и выбираем душевную слепоту. Почему это так, знает, вероятно, только Господь. Нам трудно выражать любовь и говорить внушенными ею словами. Не знаю, как для поколения моего отца, но мое поколение не может похвастаться наличием таких чувств, как любовь и взаимопонимание. Взрослеем — и зачастую отказываемся от искренней, святой любви и благодати. Порою нам неловко обнимать и прижимать к сердцу друг друга. Мы стыдимся чувства любви, и лишь тогда, когда в нашу жизнь приходит беда и мы теряем кого-то, начинаем признаваться в ней… уже ушедшим в вечность ближним и плакать горькими слезами. Печально также и то, что эта тенденция сегодня превращается в некую норму. До слез обидно, что мы каждую минуту предаем уже преданного и распятого Спаса и Господа нашего Иисуса Христа и не хотим исправиться, заняты только суетливым миром и ежедневными проблемами, забывая о том, что никто не заберет с собой в вечную жизнь материальное богатство, что всё мы оставляем здесь, на этом свете, — всё, кроме любви,которую заберем с собой в вечность. Вы, наверное, со мной согласитесь, если скажу, что человеку для счастья хватает немножко любви и взаимопонимания. Достаточно сказать одно теплое слово, как на душе становится радостно,согревается сердце, и, кто знает, может быть, именно это одно произнесенное с любовью слово спасет жизнь какого-то человека. Жизнь любого из нас, ведь и мы не знаем, в каком положении можем оказаться завтра. С течением времени я стал понимать, что люди в этом мире обладают многими невидимыми талантами, среди которых любовь является наиглавнейшим. Невольно вспоминаются слова преподобного Гавриила: «Пусть никто не думает, что любовь только врожденный талант. Любви можно научиться, и мы должны стремиться к ней… Когда творим добро — поднимаемся на одну ступень, а когда грешим — опускаемся назад. Вся наша жизнь представляет собой такие взлеты и падения». Константин Церцвадзе

Добавить комментарий